Как сделать круглые углы у


Как сделать круглые углы у

Как сделать круглые углы у

Как сделать круглые углы у



18. Как было на самом деле


Страница . . . . . . . . . . . . .


«Мудрый ценит знания, а не золото. Знание – это уже и
золото, и мощь, и магия, и власть… и многое другое...»



 

Почему недовымерли мамонты?

Алексей Артемьев

Мамонты есть и сегодня. Они живут в глухих местах, и люди периодически встречаются с ними. Главная загадка: почему «верховная» наука не хочет, чтобы об этом знали все? Что от нас скрывают? Может, мамонты вымирали неправильно?

По вопросу о мамонтах я, как и большая часть людей, долго находился в иллюзии. Верил на слово, что они вымерли в последний ледниковый период. Знал, что останки их находят в вечной мерзлоте, и размышлял о возможностях клонирования этого удивительного древнего животного. Но недавно случилось мне перечитать рассказ Тургенева «Хорь и Калиныч» из цикла «Записки охотника». Там есть интересная фраза:

«…”Да вот и я мужик, а вишь…” При этом слове Хорь поднимал свою ногу и показывал сапог, скроенный, вероятно из мамонтовой кожи…»

Для того, чтобы написать эту фразу, Тургеневу нужно было знать несколько вещей, довольно странных для середины 19 века в нашем сегодняшнем понимании. Он должен был знать, что был такой зверь мамонт, и знать, какая у него была кожа. Он должен был знать о доступности этой кожи. Ведь, судя по тексту, то, что простой мужик, живущий среди болота, носит сапоги из мамонтовой кожи, для Тургенева не было чем-то из ряда вон выходящим. Однако, эта вещь всё же показана, как несколько необычная, нерядовая.

Следует напомнить, что свои записки Тургенев писал почти как документальные, без вымысла. На то они и записки. Он просто передавал свои впечатления от встречи с интересными людьми. И дело происходило в Орловской губернии, а вовсе не в Якутии, где находят мамонтовые кладбища. Существует мнение, что Тургенев выразился иносказательно, имея в виду толщину и добротность сапога. Но почему тогда не из «слоновьей кожи»? Слонов в 19 веке хорошо знали. А вот мамонтов...

По официальной версии, которую нам предстоит развенчать, информированность о них тогда была ничтожной. Одним из первых «академических» скелетов мамонта с сохранившимися остатками мягких тканей был найден охотником О. Шумаковым в дельте реки Лены, на полуострове Быковском в 1799 году. И это была большая редкость для науки. В 1806 году ботаник Академии М.Н. Адамс организовал раскопки скелета, и доставил его в столицу. Экспонат был собран и выставлен в Кунсткамере, а позже перенесён в Зоологический музей Академии Наук. Только эти кости и мог видеть Тургенев. До обнаружения Берёзовского мамонта и создания первого чучела пройдёт ещё полвека (1900 год). Каким образом он узнал, что у мамонта за кожа, да ещё определял её навскидку?

Так что, как ни крути, фраза, обронённая Тургеневым, озадачивает. Я уж не говорю, про то, что у «вечнозамороженного» мамонта шкура вовсе не подходит для скорняжного дела. Теряет она свои качества.

А знаете ли вы, что Тургенев не единственный писатель 19 века, который проговорился о «вымершем звере»? Ни кто иной, как Джек Лондон, в своём рассказе «Осколок третичной эпохи», передал рассказ охотника, повстречавшего на просторах северной Канады живого мамонта. В благодарность за угощение, рассказчик подарил автору свои муклуки (мокасины), сшитые из шкуры невиданного трофея. В конце рассказа Джек Лондон пишет:

«…а всем маловерам я советую посетить Смитсоновский институт. Если они представят соответствующие рекомендации и приедут в урочное время, их, без сомнения, примет профессор Долвидсон. Муклуки теперь хранятся у него, и он подтвердит если не то, каким образом они были добыты, то уж, во всяком случае, какой на них пошёл материал. Он авторитетно утверждает, что они сшиты из шкуры мамонта, и с ним соглашается весь учёный мир. Чего же вам ещё надо?..»

Впрочем, и в Тобольском краеведческом музее хранилась упряжь 19 века, сделанная именно из мамонтовой кожи. Да ладно, чего кожу мусолить, когда хватает сведений и о живых мамонтах. Множество разрозненных свидетельств собрал кандидат технических наук Анатолий Карташов в своей работе . Он ждал реакции на свои тексты, со стороны учёного мира и вообще, но его похоже проигнорировали. Ознакомимся с этими фактами. Начнём с ранних времён:

«Вероятно, первым, кто сообщил миру о сибирских мамонтах, был китайский историк и географ Сыма Цянь (II век до н. э.). В своих "Исторических записках", сообщая о севере Сибири, он пишет о представителях далекой ледниковой эпохи как о... здравствующих животных! "Из зверей водятся... огромные кабаны, северные слоны в щетине и северных носорогов род". Вот вам в придачу к мамонтам еще и шерстистые носороги! Китайский ученый говорит вовсе не об их ископаемом состоянии – речь идет о живых существах, обитающих в Сибири ещё в III-II веках до н.э.»

Сам я эти «Исторические записки» не читал, на них ссылается такой серьёзный исследователь, как М.Г. Быкова, у неё переписывает H. Hепомнящий, а у них обоих – я. Что касается II века до н.э., то вряд ли можно доверять этой датировке, поскольку китайскую историю искусственно удлинили в прошлое до бесконечности. Однако в нашем случае это вовсе не меняет сути. «Историческим запискам» Сым Цянь явно не 13 тысяч лет, то есть это было заведомо после ледникового периода. А вот свидетельство 16 века:

«...Посол австрийского императора хорват Сигизмунд Герберштейн, посетивший в середине XVI века Московию, писал в 1549 году в своих "Записках о Московии": в Сибири "...имеется великое множество птиц и различных животных, каковы, например, соболи, куницы, бобры, горностаи, белки и в океане животное морж... Кроме того, Вес, точно так же белые медведи, волки, зайцы...". Обратите внимание: в одном ряду с вполне реальными бобрами, белками и моржом стоит некий, если не сказочный, то уж точно таинственный и неизвестный, Вес.

Впрочем, Вес этот мог быть неизвестен только европейцам, а для местных жителей этот, возможно, редкий и исчезающий вид не представлял ничего загадочного не только в XVI веке, но и три с лишним столетия спустя. В 1911 году тобольчанин П. Городков написал очерк "Поездка в Салымский край". Опубликован он в XXI выпуске "Ежегодника Тобольского губернского музея" за 1911 год, и среди других интересных вещей, о которых мы поговорим ниже, там есть и такие строки: "...у салымских хантов "щука-мамонт" называется "весь". "Этот монстр был покрыт густой длинной шерстью и имел большие рога, иногда "весь" затевали между собою такую возню, что лед на озерах ломался со страшным грохотом"».

Получается, ходили у нас мамонты и в 16 веке. Знали о них практически все, поскольку информацию получил даже австрийский посол. И снова 16 век, на этот раз предание:

«Известно же и ещё одно предание о том, что 1581 году воины знаменитого покорителя Сибири Ермака видели огромных волосатых слонов в дремучей тайге. Специалисты до сих пор теряются в догадках: кого же видели славные дружинники? Обыкновенные слоны в те времена были уже хорошо известны: они водились при дворах воевод, в зоологических садах и в царском зверинце».

И сразу после этого плавно переходим к свидетельству 19 века:

«Газета "Hью-Йорк геральд" писала, что президент США Джефферсон (это 1801-1809 гг.), заинтересовавшись сообщениями с Аляски о мамонтах, отправил к эскимосам посланника. Посланник президента Джефферсона, вернувшись, утверждал совсем фантастические вещи: по словам эскимосов, мамонтов ещё можно встретить в глухих районах на северо-востоке полуострова. Живых мамонтов посланник своими глазами, правда, не увидел, но привез специальное оружие эскимосов для охоты на них. И это – не единственный, известный истории, случай. Об эскимосском оружии для охоты на мамонтов есть строки в статье, опубликованной неким путешественником по Аляске в Сан-Франциско в 1899 г. Возникает вопрос: с чего бы эскимосам изготавливать и хранить оружие для охоты на животных, вымерших по меньшей мере 10 тысяч лет назад? Вещественное доказательство, однако... Правда, косвенное».

Разумеется, за 300 лет мамонты никуда не делись. И вот уже конец 19 века. Их снова видели:

«В журнале "Мак Клюрс Мэгэзин" (октябрьский номер за 1899 г.) в рассказе Х. Тьюкмана под названием "Убийство мамонта" утверждается: "Последний мамонт был убит на Юконе летом 1891 года". Конечно, сейчас трудно сказать, что в этом рассказе истина, а что литературный вымысел, однако в то время рассказ сочли былью...».

Уже известный нам Городков пишет в своём очерке «Поездка в Салымский край» (1911 год):

«По словам остяков, в Кинтусовском священном бору, как и в других борах, живут мамонты, бывают у реки и в самой реке... Часто в зимнее время можно видеть на льду реки широкие трещины, а иногда можно видеть, что лед расколот и раздроблен на множество некрупных льдин, – всё это видимые знаки и результаты деятельности мамонта: разыгравшееся и расходившееся животное рогами и спиною ломает лёд. Hедавно, лет 15-26 тому назад, был такой случай на озере Бачкуль. Мамонт по своему нраву животное кроткое и миролюбивое, а к людям ласковое; при встречах с человеком мамонт не только не нападает на него, но даже льнёт и ласкается к нему. В Сибири часто приходится выслушивать рассказы местных крестьян и сталкиваться с таким мнением, что мамонты до сего времени существуют, но только видеть их очень трудно... мамонтов теперь остаётся немного, они, как и большинство крупных животных, теперь становятся редкими...»

Далее Карташов приводит хронику контактов человека и мамонта в XX веке (по материалам Я. Голованова, М. Быковой, Л. Осокиной):

«Альберт Москвин из Краснодара, долгое время живший в Марийской АССР, беседовал с людьми, которые сами видели шерстистых слонов. Вот цитата из письма: "Обда (марийское название мамонта), по словам очевидцев-марийцев, раньше встречался чаще, чем теперь, стадом в 4-5 голов (марийцы называют это явление обда-саун – свадьба мамонтов)". Марийцы подробно рассказали ему об образе жизни мамонтов, об их облике, о взаимоотношениях с детенышами, людьми и даже о похоронах погибшего животного. По их словам, добрый и ласковый обда, обиженный людьми, ночью выворачивал углы овинов, бань, ломал изгороди, издавая при этом глухой трубный звук. По рассказам местных жителей еще до революции мамонты вынудили переселиться на новое место жителей деревень Hижние Шапы и Азаково, что находились в районе, который ныне называется Медведевским. Рассказы содержат много интересных и удивительных подробностей, однако складывается стойкое убеждение, что никакой фантастики или даже просто малоправдоподобия в них нет...»

Не зря иностранцы думают, что у нас медведи по Красной Площади ходят. По крайней мере, мамонтов ещё сто лет назад видели , и хорошо знали. Это вовсе не Якутия и не север. Это Поволжье, европейская часть России, средняя полоса. А вот теперь Сибирь:

«В 1920 году два русских охотника в междуречье Оби и Енисея на опушке леса обнаружили следы гигантского зверя. Было это между речками Пур и Таз. Овальные по форме следы имели около 70 см в длину и около 40 см в ширину. Расстояние между следами передних и задних ног было около четырёх метров. Об огромных размерах зверя можно было судить и по попадающиеся время от времени приличных кучах навоза. Разве нормальный человек упустит такую уникальную возможность – догнать и увидеть животное невиданных размеров? Конечно же нет. Вот и охотники пошли по следам и через несколько дней догнали двух монстров. С расстояния около трёхсот метров они некоторое время следили за гигантами. Животные были покрыты длинной шестью тёмно-коричневого цвета и имели круто изогнутые белые бивни. Передвигались они неторопливо и производили общее впечатление слонов, одетых в шубы...»

Это примерно . А вот 30-е годы. Бытовое житейское воспоминание о мамонте:

«В тридцатые годы охотник-хант Семён Егорович Качалов, будучи еще ребёнком, ночью вблизи озера Сырковое слышал громкий храп, шум и всплески воды. Анастасия Петровна Лукина – хозяйка дома, – успокаивая мальчика, сказала, что это шумит мамонт. Мамонты живут неподалёку на болоте в тайге, часто приходят на это озеро, и она не один раз видела их. Историю эту Качалов рассказал биологу из Челябинска Hиколаю Павловичу Авдееву, когда тот был в посёлке Салым во время своей самостоятельной экспедиции в район г. Тобольска...»

Это было . Вот свидетельства 50-х годов:

«Рассказ старшего егеря района Валентина Михайловича Д.: "... когда я учился на первом курсе института, то на каникулах рыбоприемщик Я. рассказал лично мне захватывающую историю. Кстати, надо знать, что когда два бора почти сходятся мысами, расселяя туман (мелководное озеро) на две части, то самое узкое место на воде называется воротами. Так вот, по словам Я., он проезжал воротами по нашему туману и обратил внимание на необычный всплеск. Подумал, надо посмотреть, что за рыба такая? И остановился. Вдруг будто копна сена поднимается из глубины. Всмотрелся – шерсть тёмно-коричневого цвета, как у мокрого морского котика. Он тихо подался в камыши метров на пять, а сам рассматривает. То ли морда, то ли лицо – точно не разобрал. Звук издало шипящий: "Фо-о" – как в пустую посуду. И тут же опустилось в воду..." Случай этот произошёл в 1954 году. Hа Валентина Михайловича эта история произвела такое впечатление, что он исходил всё дно в том неглубоком месте, на которое ссылался рассказчик. Нашёл глубокую яму, где обычно карась на зиму залегает, измерил её...

В 50-е годы я ставил как-то с сыном сети. Погода стояла очень тихая. Hад озером распластался устойчивый туман. Вдруг слышу всплеск воды, будто кто-то по ней идет. Обычно в этом месте на мыс П. переходили лоси по мелководью. Я так и решил – лось, приготовился убить. Повернул лодку на звук, взял ружьё. Перед самой лодкой из воды показалась круглая и чёрная большая морда неведомого зверя. Hа меня в упор смотрели круглые и осмысленные глаза. Убедившись, что это не лось, стрелять не стал, а быстро развернул лодку и налёг на весла. Сын, который сидел у меня за спиной, тоже увидел "это" и заплакал. Hас долго качало на возникших волнах". Рассказ С., 70 лет, деревня Т. Был ли это мамонт? Увидеть глаза, смотрящие в упор – и не заметить хобота? Однако, кто знает, что успевает заметить человек в такой стрессовой ситуации...

"В эти же годы мы с односельчанкой пересекали туман возле мыса. Вдруг у берега увидели громадную тёмную тушу, которая качалась на воде. Волны от неё доходили до лодки и поднимали её. Испугались и повернули назад". Рассказ П., 60 лет, деревня Т».

А вот свидетельство 60-х годов:

«Геологу Владимиру Пушкарёву в сентябре 1962 года охотник-якут рассказал, что до революции охотники неоднократно видели огромных волосатых животных "с большим носом и клыками", а десять лет назад он и сам видел неизвестные ему следы "величиной с тазик"».

Ещё свидетельство конца 70-х годов:

Фото живого мамонта, сделанное в наше время «Было лето 1978 года, – вспоминает бригадир старателей С.И. Беляев, – наша артель мыла золото на одном из безымянных притоков реки Индигирки. В самый разгар сезона произошёл интересный случай. В предрассветный час, когда солнце ещё не взошло, вблизи стоянки вдруг раздался глухой топот. Сон старателей чуток. Вскочив на ноги, с удивлением уставились друг на друга с немым вопросом: "Что это?" Как бы в ответ с речки послышался плеск воды. Мы, схватив ружья, крадучись стали пробираться в ту сторону. Когда обогнули скалистый выступ, нашим глазам представилась невероятная картина. Hа речном мелководье стояло около десятка бог весть откуда взявшихся... мамонтов. Огромные, лохматые животные не спеша пили студёную воду. Около получаса мы как завороженные глядели на этих сказочных исполинов. А те, утолив жажду, чинно друг за другом углубились в лесную чащу..."».

Разумеется, даже после всех этих свидетельств обязательно найдутся сомневающиеся читатели, из разряда тех, что говорят: «пока не увижу, не поверю». Специально для таких, хотя и так всё ясно, показываем , снятого на телефон, и соответствующее :

Вот ещё:

Ну, вот и всё – мамонты есть, и даже не очень далеко. Факт налицо. Все, кто только имел шанс встретиться с мамонтом – видели его. Это геологи, охотники, жители северных районов. Можно даже привести обнаруженных мест обитания этих животных. Самое время разобраться – как так вышло, что живущее и здравствующее животное глубоко похоронили в ледниковом периоде.

Сводная карта обнаруженных мест обитания мамонтов Я далёк от мысли, что все приведённые выше свидетельства остались неизвестными для учёного мира. Конечно, нет. Палеонтологи (те, кто изучают ископаемых животных) свои исследования всегда начинают с обзора существующей информации. Но, даже имея на руках эти сведения, они будут опираться на работы авторитетных предшественников, к числу которых ни геологи, ни охотники не относятся.

Интересно, что мне вообще не удалось обнаружить конкретное учёное лицо, «похоронившее» мамонтов. Как будто, это само собой разумеется. Известно, что ещё Татищев интересовался ими. Он написал на латыни статью «Сказание о звере мамонте». Однако сведения, полученные им, были самые противоречивые, зачастую мифические. Большинство свидетельств описывали мамонта как ныне существующее животное. Татищев вряд ли мог сделать заключение о вымирании этого зверя. Тем более, господствующая ныне ледниковая теория гибели северных слонов, могла зародиться не ранее конца 19 века. Именно тогда научное сообщество приняло догмат великого оледенения. Догмат этот лежит в фундаменте современной палеонтологии. В этом ключе понятна искусственная слепота учёного мира.

Но если подумать, то этим дело не ограничивается. Всё гораздо интереснее.

Мамонт, это животное у которого практически нет врагов в природе. Климат средней полосы и таёжной зоны ему очень подходит. Кормовая база явно избыточна. Неосвоенных человеком просторов очень много. Отчего бы ему не радоваться жизни? Отчего полноценно не занять существующую экологическую нишу? А он её не занял. Слишком редки сегоднгя встречи человека с этим животным.

Катастрофа, в которой погибли миллионы мамонтов, явно была. Погибли они практически одновременно. Об этом свидетельствуют кладбища костей, покрытых лёссом (намытый грунт). Подсчёты количества бивней, вывезенных из России за последние 200 лет, показывают больше миллиона пар. Миллионы голов мамонтов заселяли экологическую нишу на территории Евразии единовременно. Почему сейчас не так?

Если катастрофа произошла 13 тысяч лет назад, и часть северных слонов выжила, то у них было предостаточно времени для восстановления популяции. Этого не произошло. И здесь только два варианта: либо они вообще не выжили (версия учёного мира), либо катастрофа, подкосившая популяцию мамонтов, была . Поскольку мамонты всё-таки есть, то вероятнее второе. Они просто не успели восстановиться. Кроме того, в последние столетия человек, вооружённый огнестрельным оружием и алчностью, уже реально мог представлять для них угрозу, препятствуя росту популяции.

Думаю, что оспаривание сроков катастрофы, это наиболее болезненный и неприемлемый для «верховной науки» момент. Они готовы пойти на всё – на замалчивание фактов, сокрытие улик, массовое зомбирование и т.д., лишь бы избежать даже постановки самого вопроса на эту тему, поскольку скопившаяся лавина сдерживаемой информации не оставляет им шанса в открытой дискуссии. А за этим последует ещё много, очень много вопросов, на которые кому-то очень не хочется отвечать.

Исторические мифы и действительность

Алексей Кунгуров

Все мы якобы знаем нашу историю: нам рассказывают её в детских садах, школах, ВУЗах и постоянно повторяют в Средствах Массовой Информации. На основании этой у нас формируется представлении о нашей стране и нашем месте в историческом процессе. Возникают устойчивые психологические реакции на целые периоды истории или какие-либо события. Чем-то мы гордимся, но в большинстве случаев, нас заставляют каяться и извиняться за наше, якобы страшное, прошлое. И почему-то больше всего покаяния от нас требуют некие третьи лица – полностью непричастные к происходившим событиям. Они постоянно твердят о какой-то «ответственности перед прошлым», о моральном долге перед одним или другим народом и т.д.

При этом ранее проведённые исследования с применением позволяют нам точно сказать, что большинство сегодняшних «исторических фактов» просто придумано. Нам сочинили исторические мифы и сказки, в которые мы поверили в силу разных причин, и теперь за них нас ещё и заставляют расплачиваться. С этим пора кончать! Пора поставить на место , долгие годы пьющих кровь из обманутых ими народов. Хочется надеяться, что результаты этих исследований помогут нам правильно расставить точки над i.

Как и , мы будем исследовать исторические мифы города и его мегалитических объектов. Многие зададут вопрос: почему именно Санкт-Петербург? Мало ли у нас других более древних городов? Городов много и тоже достаточно интересных, но именно «короткая» история этого города позволяет уверенно поймать на лжи многих летописцев, показать несоответствие описаний истории реальному положению вещей.

Заготовка для Александровской Колонны Другие могут спросить: это какие «мегалитические объекты» есть в Санкт-Петербурге? Вопрос тоже резонный – все привыкли понимать под мегалитами такие сооружения как Стоунхендж, Пирамиды (Египетские и Мексиканские), Баальбек и т.д. На первый взгляд, в городе Санкт-Петербурге нет мегалитов, массой 1000 тонн (сама Колонна весит около 600 тонн) имеет такие же и , как брошенный блок в Баальбеке. Поэтому можно смело причислять сооружения, такие как и Александровская Колонна, к мегалитам прошлого.

При этом, по факту появления этих мегалитов можно придумывать любую теорию (от цивилизации Богов, Атлантов, пришельцев до материализации объектов из ничего, пластилиновой технологии и т.д.). Эти теории пока невозможно проверить, подтвердить или опровергнуть, и они всегда будут выглядеть правдоподобными, при наличии достаточно грамотной интерпретации и подбора фактов, что не умаляет сам факт наличия и величия этих объектов.

С историей Санкт-Петербурга такого не происходит, все факты трудно, но можно в той или иной степени проверить, тем более, что существует достаточно много официальных свидетельств и документов. Вот проверкой этих свидетельств, документов и фактов мы и займёмся. Применим метод перекрёстной проверки фактов. Т.е. будем искать подтверждения фактов в разных источниках. Под пристальным нашим вниманием будет Исаакиевский собор. Энтузиастами проведено в этом направлении достаточно много исследований, результаты которых размещены в и на . Но они старательно игнорируются и замалчиваются ортодоксальной наукой и средствами массовой информации.

Первая Исаакиевская Церковь Начнём с описания истории создания Собора, изложенной в . Согласно официальной версии, стоящий сейчас Собор является четвёртым, то есть, последовательно меняли друг друга четыре здания. Интересна судьба этих зданий (материал из Википедии):

К 1706 году на Адмиралтейских верфях работало более 10 тысяч человек, но церквей, куда могли бы они ходить, не было. Чтобы решить эту проблему, Пётр I отдал приказание найти подходящее помещение для будущей церкви. Было выбрано здание большого чертёжного амбара, расположенного с западной стороны Адмиралтейства на расстоянии 15-20 м от канала, проходящего вокруг Адмиралтейства, и в 40-50 м от берега Невы. Строительство, как первой, так и последующих Исаакиевских церквей велось за счёт казны. Первый храм был возведён на деньги, выделенные на строительство Адмиралтейства под руководством графа Ф.М. Апраксина, для возведения шпиля церкви был приглашён голландский архитектор Х. ван Болес.

Первый деревянный храм, названный Исаакиевской церковью, был освящён в 1707 году. Её простота типична для первых построек Петербурга петровского периода. Это был сруб из круглых брёвен длиной до 18 м, шириной 9 м и высотой до крыши 4-4,5 м. Внешние стены были обиты горизонтальными досками шириной до 20 см. Чтобы обеспечить хороший сход снега и дождя, крыша имела угол наклона не менее 45 градусов. Её также сделали деревянной и покрыли водонепроницаемым воско-битумным составом чёрно-коричневого цвета, которым тогда смолили днища кораблей.

В 1709 году Пётр I распорядился о проведении реставрационных работ в церкви. Это решение было обусловлено желанием улучшить вид самой церкви, а также решить ряд проблем, возникших по ходу эксплуатации (отмечалось, что в церкви постоянно сыро и холодно, что приводило к разрушению деревянных конструкций). Эта скромная церковь играла роль одной из главных в городе. Здесь 19 февраля (1 марта) 1712 года венчались Пётр I и Екатерина Алексеевна. В походном журнале есть запись за этот день. С 1723 года, по императорскому указу, только в Исаакиевском храме могли приносить присягу моряки Балтийского флота и служащие Адмиралтейства. Вторая Исаакиевская церковь, в камне, была заложена в 1717 году, т.к. первая к тому времени уже обветшала…

Теперь немного проанализируем факты, изложенные в данном отрывке статьи.

1. Согласно официальной версии истории, город Санкт-Петербург был основан в 1703 году. Это считается официальным историческим фактом, хотя есть большие сомнения в его достоверности.

2. Церковь была заложена в 1706 году и освящена в 1707 году, в 1709 уже потребовала ремонта, а в 1717 году якобы обветшала, хотя была покрыта крышей, пропитанной воско-битумным составом!

Рассмотрим официальную из альбома главного строителя четвёртого собора Монферана. На ней первая церковь изображена напротив главного входа в адмиралтейство (то есть, если верить этому изображению, то она стояла или внутри Адмиралтейства, или снаружи, но напротив Главного входа), что противоречит официальной теории. Но на , выпущенной в Париже, и строится основная история всех зданий Исаакиевского собора. Всё это мы ещё проверим, а пока примем к сведению данный факт.

Сам факт того, что церковь из пропитанного дерева прослужила всего 20 лет, уже вызывает обоснованное недоумение и сомнения в правдивости этого утверждения. Но пойдём дальше…

Вторая Исаакиевская Церковь церковь, в камне, была заложена в 1717 году, т.к. первая к тому времени почему-то уже обветшала. 6 (17) августа 1717 года Пётр I собственноручно заложил первый камень в основание новой церкви во имя Исаакия Далматского. Вторая Исаакиевская церковь строилась в стиле «петровского барокко» по проекту видного зодчего петровской эпохи Г.И. Маттарнови, находившегося на службе в Петербурге с 1714 года. После его кончины в 1721 году строительство возглавил Н.Ф. Гербель. Но через три года он тоже умирает, и фактически завершает строительство каменных дел мастер Яков Неупокоев.

Церковь, построенная в 1727 году, в плане имела форму равноконечного греческого креста длиной 28 сажень (60,5 м). Ширина от южных дверей до северных составляла 15 сажень (32,4 м), в других местах – 9,5 сажень (20,5 м). Купол церкви опирался на четыре столба и был покрыт снаружи простым железом. Колокольня имела в высоту 12 сажень и 2 аршина (27,4 м), шпиль – 6 сажень (13 м). Купол и шпиль колокольни были увенчаны медными вызолоченными крестами высотой в 7 футов 8 дюймов и шириной 5 футов. Своды церкви были деревянные. Фасады между окон были украшены пилястрами.

Макет второй Исаакиевской церкви По облику она напоминала . Это сходство ещё более усиливалось, благодаря стройной колокольне с часами-курантами, привезёнными Петром I из Амстердама вместе с часами для Петропавловского собора. И.П. Зарудным для церкви был сделан резной золочёный иконостас, подобный иконостасу в Петропавловском соборе. Церковь была построена на берегу Невы, там, где сейчас стоит Медный всадник. Место было выбрано явно неудачно, вода, размывая берег, воздействовала на фундамент, разрушая кладку. К тому же, в мае 1735 года удар молнии вызвал пожар в церкви, и она серьёзно пострадала.

Обратите внимание: у Монферана в нет литографии второй церкви. Фотографию удалось сделать с истории церкви (внутри Исаакиевского собора), и её встречается на литографиях видов Санкт-Петербурга до 1771 года (на гравюре в оглавлении статьи слева от Адмиралтейства).

Одно удивляет: перед этим на этом самом месте (или почти на этом самом) стояла другая церковь, и ей не мешала вода Невы. Длительность службы этой церкви тоже вызывает вопросы. Согласно официальной истории, на этом самом месте был открыт памятник Петру Первому (Медный Всадник) в 1782 году (а камень для строительства был привезён и установлен в 1770 году). Если верить истории настоятелей церкви, то службы в ней (церкви) велись до 16 февраля 1800 года настоятелем протоиереем Георгием Михайловичем Покорским (1740-1800 г.)

Третий Исаакиевский Собор . Указом Сената от 15 июля 1761 года руководителем строительства нового Исаакиевского собора был назначен С.И. Чевакинский. Но начало работ затянулось. В 1762 году вступает на престол Екатерина II. Она одобрила идею воссоздать Исаакиевский собор, связанный с именем Петра I. Вскоре С.И. Чевакинский подаёт в отставку, и строительство поручается архитектору А. Ринальди. В 1766 году был издан указ о начале работ на новой строительной площадке, намеченной С.И. Чевакинским. Торжественная закладка здания состоялась 8 августа 1768 года, и в память об этом событии была выбита медаль.

Проект Третьего Исаакиевского Собора Ринальди По собор должен был иметь пять сложных по рисунку куполов и высокую стройную колокольню. Стены по всей поверхности облицовывались мрамором. Макет и чертежи проекта хранятся в музее Академии Художеств. Обстоятельства сложились так, что Ринальди не смог завершить начатую работу. Здание было доведено лишь до карниза, когда после смерти Екатерины II строительство прекратилось, и Ринальди уехал за границу.

Вступивший на престол Павел I поручил архитектору В. Бренна срочно завершить работу. Выполняя желание царя, архитектор был вынужден исказить проект Ринальди – уменьшить размеры верхней части здания и главного купола и отказаться от возведения четырёх малых куполов. Мрамор для облицовки верхней части собора был передан на строительство резиденции Павла I – Михайловского замка. Собор получился приземистым, а в художественном отношении даже нелепым – на роскошном мраморном основании высились безобразные кирпичные стены.

Позволим несколько замечаний – что значит «воссоздать»? Выходит, в 1761 году никакого храма (или церкви) на Сенатской площади не было? И если было, то, что именно?

По описанию строительства, у нас жили одни бездари, и, выходит, мы сами вообще ничего построить не могли. В книге, посвящённой Монферану, приведена , но выглядит это не просто как проект, а как вполне готовое сооружение! Что подтверждают люди, прогуливающиеся вокруг действующего храма. Но при этом опять мы видим центральный вход в Адмиралтейство, и здание Адмиралтейства окружено садом. Хотя, согласно официальной истории, вокруг здания Адмиралтейства был ров, и его засыпали только в 1823 году, когда 3-й храм уже разобрали. Согласно истории служб Собора, службы в нём проводились, как минимум, до 1836 года протоиереем Алексеем Ивановичем Маловым. Из этих кратких сведений хорошо видно, что в описании строительства, содержания и порядка Соборов имеется полная путаница и множество противоречащих друг другу фактов.

Есть ещё одна версия (неофициальная) – Новая католическая

План Санкт-Петербурга Рейнера Оттенса Согласно официальной истории, первая церковь во имя Исаака Далмацкого была построена на берегу Невы при Петре I в 1710 году. В 1717 году Исаакиевская церковь сгорела. Строительство новой церкви было завершено только в 1727 году. Располагалась она так же на берегу Невы. В 1717 году от острова «Новая Голландия» был прорыт Адмиралтейский канал, по которому к Адмиралтейству доставлялся лес для строительства судов. Амстердамский картограф и издатель Рейнер Оттенс составил схему местности и представлял себе эту местность , а врать ему смысла не было.

Обратите внимание: вторая Исаакиевская церковь имеет все признаки именно католической церкви (это форма церкви, схожая с Базиликой или кораблём), Третья церковь (проекта Ринальди) имеет форму доработанной второй церкви с пристроенными куполами. Адмиралтейская церковь имени Исаака Далматского на этой схеме имеет форму креста, близкую к современному виду церкви (то есть квадратное здание с портиками).

Современный Исаакиевский Собор . Всю историю и перипетии со строительством четвёртого храма приводить не будем. Приведём основные факты:

1. Проект утвердили в 1818 году. 2. Первые колонны начали устанавливать в 1828 году. 3. Верхние колонны начали устанавливать в 1837 году. 4. В 1838-41 годах произведено золочение куполов. 5. Освящение собора состоялось 30 мая 1858 года.

Гравюра Александровской Колонны То, что вся эта официальная история ложная, я докажу одним фактом: в 1834 году состоялось торжественное открытие Александровской Колонны. В 1836 году в городе Париже выходит описания строительства Александровской колонны (снова в Париже выпускают книгу по нашей истории), и на странице приведена литография (гравюра) Александровской Колонны. А на заднем фоне хорошо виден Исаакиевский собор, полностью готовый, хотя официальные источники утверждают, что ещё не начали устанавливать верхнюю колоннаду (ещё одна ).

Гравюра Александровской Колонны Сам факт наличия нескольких церквей сразу всё расставляет на свои места, и не надо ничего придумывать. При этом, правда, возникает много новых вопросов: кто и когда на самом деле построил Исаакиевский собор и памятник «Медный Всадник»? На картине того же Монферана есть . Он интересен следующим: в действительности, от места «Медного Всадника» до Исаакиевского собора , и Александровской Колонны не видно из-за . Этот ракурс возможен, только если первоначально «Медный Всадник» стоял ближе к Исаакиевскому собору, стоял в створе современного Адмиралтейского проспекта и Адмиралтейство не закрывало прямой видимости на Александрийский столб.

Медный Всадник на фоне Александровской Колонны Все данные указывают на то, что Монферан не строил Исаакиевский собор, а только реставрировал. В этом случае понятно, что памятник просто передвинули (это только пока не доказанная гипотеза) на место разрушенной католической церкви, отремонтировали Исаакиевский собор и Александровскую колонну, и выдали это за новое строительство, а в подтверждение выпустили за рубежом книгу, малым тиражом, для служебного пользования.

Только метод перекрёстной проверки фактов позволяет вывести на чистую воду.

Если Вы будете самостоятельно изучать историю строительства любого крупного объекта в городе Санкт-Петербурге, то обязательно наткнётесь на заезжего иностранца (наподобие Монферана, который не был архитектором, а был только рисовальщиком). Вам опишут последовательность строительства объекта, для правдоподобности добавят одно или два ЧП на стройке (как отравившихся ртутью 86 строителей или умерших 100 тысяч человек на строительстве Исаакиевского собора), но при этом полностью пропустят момент как, какой технологией и какими мастерскими обрабатывались изделия из природного камня (гранита или мрамора), придумают неизвестно что, и даже картину нарисуют. Так, на странице книги Монферана по Исаакиевскому собору, вы можете узнать, что колонны сразу круглыми вытаскивают из каменоломен. При этом якобы используют технологии древнего Египта. Такой обман сопровождает всю историю города и, скорее всего, всей страны. Выходит, вся преподаваемая нам история только миф, хоть и основанный на реальных событиях. При этом он формирует соответствующее мировоззрение и поведение, что само по себе очень опасно.

Все остальные «нестыковки» во время строительства этих объектов более подробно разобраны на Интернет-Конференции «», которая проводилась в субботу, 16 июня, в 17 часов по московскому времени на сайте . Запись этой Конференции можно свободно скопировать в любое время…

Наполеон – это тоже выдумка?

Нашёлся ещё один интересный документик, который свидетельствует, что даже недавняя наша история была совсем не такой, какой мы её знаем сегодня. Что-то очень важное было сокрыто и замаскировано толстым слоем выдумок и вранья. Вполне возможно, что Наполеона придумали специально для того, чтобы на него списать чудовищные разрушения в России после ядерной атаки Империи в начале 19 века пока ещё неизвестными нам врагами...

Ж.Б. Перес, библiотекарь города Ажана.

Почему Наполеона никогда не существовало или Великая ошибка, источник безконечнаго числа ошибок, которыя следует отметить в исторiи XIX века.

Перев. В. Васютинской под редакцiей и с послесловiем А.М. Васютинскаго.

Москва. Тип. Г. Лисснера и Л. Собко. Крестоподвиж. пер., д. Лисснера. 1912.

хранится в Ленинской Библиотеке.

Наполеона Бонапарта, о котором столько писали и говорили, даже не существовало. Он не что иное, как лицо аллегорическое, – олицетворенiе солнца; и наше утвержденiе будет доказано, если мы покажем, что всё то, что говорят и пишут о Наполеоне Великом, заимствовано от великаго светила. Сделаем общiй обзор, подведём итог тому, что нам говорят об этом чудесном человеке. Нам говорят:

Наполеон – это тоже выдумка?
  • что его звали Наполеоном Бонапарте;
  • что он родился на одном острове Средиземнаго моря.
  • что имя его матери Летицiя (Letitia);
  • что у него было три сестры и четыре брата, трое из которых были королями;
  • что у него было две жены, одна из которых подарила ему сына;
  • что он положил конец великой революцiи;
  • что он властвовал над 16 маршалами своей имперiи, 12 из которых были на действительной службе;
  • что он восторжествовал на Юге и потерпел пораженiе на Сивере;
  • что, наконец, после двенадцатилетняго царствованiя, которое началось по возвращенiи его с Востока, он удалился, чтобы исчезнуть в морях Запада.

Остаётся, таким образом, узнать, не заимствованы ли эти различныя отличительныя черты от солнца и мы надеемся, что всякiй, кто прочтёт это писанiе, убедится в этом.

Прежде всего все знают, что поэты называют солнце Аполлоном; но разница между «Аполлоном» и «Наполеоном» не велика и окажется ещё гораздо меньшей, если изследовать значенiе этих имён или их происхожденiе.

Известно, что слово «Аполлон» значит «губитель»; и, повидимому, это наименование было дано солнцу греками, из-за того бедствiя, которое оно им причинило под Троей, где часть их армiи погибла от чрезмерной жары и появившейся за ней моровой язвы вследствiе оскорбленiя, которое причинил Агамемнон Хризу, жрецу Солнца, как это видно в начале Илiады Гомера. Пылкое воображенiе греческих поэтов преобразило лучи светила в пламенныя стрелы, которыя раздражённый бог метал во все стороны, так что оне всё бы истребили, если бы, чтоб утишить его гнев, не вернули свободы Хризеиде, дочери жреца Хриза. Вероятно тогда именно, и по этой причине солнце было названо Аполлоном. Но каковы бы ни были обстоятельства или повод, по которому было дано этому светилу подобное названiе – достоверно известно – что оно значить «истребитель».

Но «Аполлон» то же самое, что «Аполеон». Оба происходят от «аполюо» или «аполео», двух греческих глаголов, которые в сущности составляют лишь один и означают «губить», «убить», «истребить». Так что если бы мнимый герой нашего века назывался «Аполеон», то он имел бы одно имя с солнцем и кроме того, подходил бы под все значенiе этого имени, потому что нам рисуют его, как самаго великаго истребителя людей, который когда-либо существовал. Но это лицо называется Наполеоном и следовательно в его имени есть начальная буква, которой нет в названiи солнца. Да, есть лишняя буква и даже лишнiй слог; потому что, согласно надписям, вырезанным повсюду в столице, настоящее имя этого мнимаго героя было Неаполеон или Неаполiон. Как раз это можно видеть на колонне Вандомской площади. Но этот лишний слог не имеет никакого значенiя. Это слог греческiй, без сомненiя, как и остальная чаcть имени, а по-гречески «не» или «нэ» – одна из самых сильных утвердительных частиц, которую мы можем передать словом «поистине». Отсюда следует, что «Наполеон» означает: «истинный истребитель», «истинный Аполлон». И так это в самом деле солнце.

Но что сказать о его другом имени? Какое отношенiе к дневному светилу может иметь слово «Бонапарте?» Этого не видно сначала; но, по крайней мере, можно понять, что, так как «bona parte» означает «хорошую часть», то речь идёт здесь, без сомненiя, о чём-то, имеющем две части, одну – хорошую, другую плохую; о чём-то, кроме того имеющем отношенiе к солнцу-Наполеону. Но ничто не имеет более прямого отношенiя к солнцу, как следствiя его дневного обращенiя, – а эти следствiя суть день и ночь, свет и тьма; свет, производимый его присутствiем и тьма, преобладающая в его отсутствiе; это аллегорiя, заимствованная у персов. Это царство Ормузда и царство Аримана, – царство света и царство тьмы, царство добрых и царство злых духов. Что касается последних, то именно духам зла и тьмы некогда обрекали этой заклинательной фразой: Abi in malam parten (уходи в дурную, злую страну). И если под mala parte («мала парте») разуметь тьму, вне всякаго сомненiя под bona parte («бона парте») следует понимать свет; это «день» в противоположность «ночи». Таким образом, нельзя сомневаться в том, что это имя имеет связь с солн­цем, особенно когда оно соединено с именем «Наполеон», который является самим солнцем, как мы только что доказали.

Во-вторых, Аполлон, согласно греческой миофологiи, родился на одном острове Средиземнаго моря (острове Делосе); поэтому заставили Наполеона родиться на острове Средиземнаго моря и выбрали предпочтительно Корсику, потому что положенiе Корсики по отношенiю к Франщи, государем которой хотели его сделать, наиболее соответствует положению Делоса относительно Грецiи, где Аполлон имел свои главные храмы и оракулы. Павзанiй (Гречесюй географ и историк II века), правда, даёт Аполлону титул египетскаго божества; но чтобы быть египетским божеством, ему не было необходимости родиться в Египте; достаточно было того, чтоб на него смотрели там как на бога, а это и хотел нам сказать Павзанiй; он хотел нам сказать, что египтяне почитают его и это ещё более устанавливает связь между Наполеоном и солнцем; потому что, говорят, в Египте Наполеона облекали чертами сверхъестественными, считали другом Магомета, и преклоненiе там пред ним походило на обоготворение.

В-третьих, уверяют, что его мать звалась Летицiей. Но именем Летицiи (что значит «радость») хотели обозначить зарю, восход которой разливает радость во всей природе; зарю, которая рождает мiру солнце, как говорят поэты, открывая ему своими розовыми перстами врата Востока. Очень примечательно ещё, что, согласно греческой мифологiи, мать Аполлона звалась Лето. Но если римляне из Лето сделали Латону, мать Аполлона, в нашем столетiи предпочли сделать из нея Летицiю (Letitia), потому что laetitia («летицiя» – радость) – существительное от глагола laetor («лэтор» – радуюсь) или от неупотребительнаго «laeto», что значит «внушаю радость». Итак и эта Летицiя, как и сын ея, несомненно заимствована из греческой мифологiи.

В-четвёртых, как разсказывают, этот сын Летицiи имел трёх сестёр и, несомненно, эти три сестры – три Грацiи, которыя вместе со своими подругами Музами являются украшенiем и прелестью двора Аполлона, их брата.

В-пятых, говорят, что этот современный Аполлон имел четырёх братьев. Но эти четыре брата – как мы сейчас докажем, – четыре времени года. Прежде всего не смущайтесь тем, что времени года представлены мужчинами, а не женщинами. Это не должно казаться даже чем-либо новым, потому что во французском языке из четырёх времён года лишь одно женскаго рода – «осень» (l’automne), да и то между нашими грамматиками мало согласiя на этот счёт. Но в латинском языке «осень» (autumnus) также мужескаго рода, как и названия других трёх времён года; таким образом и затрудненiе в этом отношенiи устраняется. Четыре брата Наполеона могут представлять четыре времени года и последующее докажет, что они их действительно представляют. Из четырёх братьев Наполеона трое, говорят, были королями, и эти три короля – Весна, царствующая над цветами; Лето, властвующее над жатвой; и Осень, царящая над плодами. И подобно тому как эти три времени года всецело зависят от могучаго влiянiя солнца, так и нам говорят, что три брата Наполеона получили от него свою королевскую власть и царствовали лишь благодаря ему. И когда прибавляют, что из четырёх братьев Наполеона один не был королём, точно так же и из четырёх времён года одно не царствует ни над чем: зима.

А если, чтобы ослабить наше сравненiе, будут утверждать, что и зима не лишена власти и что ей желательно отвести в удел печальное княженiе над морозами и снегами, которые в это грустное время года белым покровом устилают наши поля, то ответ у нас уже готов: пустой и смешной княжескiй титул, могли бы мы сказать, которым, утверждают, этот брат Наполеона был облечён после паденiя всей своей семьи, имеет самую тесную связь с сельцом «Канино» (Canino) (Люсьен Бонапарт, князь Канино. Ред.) потому только что «Канино» происходит от «Кани» (Cani), что значить седые волоса холодной старости, т.е. зимы. Ведь в глазах поэтов леса, увенчивающiе наши холмы их волоса, а когда зима покроет их своей изморозью, то это седые власы увядающей природы, стареющаго года: Cum gelidus crescit in montibus humor.

Так, мнимый князь Канино не что иное, как олицетворенiе зимы, которая начинается тогда, когда не останется ничего от трёх прекрасных времён года; когда солнце более всего удалено от нашей страны, подвергающейся бурному нападенiю детей Севера, – такое имя поэты дают ветрам, которые, являясь из этих стран, обезцвечивают наши поля и покрывают их ненавистным белым цветом. Это и послужило сюжетом разсказа о баснословном вторжении народов Севера во Францiю, где они уничтожили знамя разных цветов, которым она была украшена, чтобы заменить его белым знаменем, которое покрыло Францiю всю целиком после удаленiя легендарнаго Наполеона. (Бурбоны, вернувшись во Францiю, заменили трёхцветное знамя революцiи прежним белым с золотыми лилiями. Ред.) Но было бы безполезно повторять, что это лишь символ изморози, которую Северные ветры приносят нам зимой на место милых цветов, поддерживаемых солнцем в нашей стране до тех пор, пока при своём уклоне оно не удалится от нас; во всём этом легко увидеть аналогiю с хитроумными вымыслами, придуманными в наш век.

В-шестых, согласно тем же самым вымыслам, у Наполеона были две жены; точно также приписывали двух жён и солнцу. Эти две жены солнца были Луна и Земля: Луна, согласно верованiю греков (так свидетельствует Плутарх) и Земля согласно верованiю египтян; с той весьма замечательной разницей, что от одной (т.е. от Луны) у Солнца не было потомства, а от другой оно имело сына, одного единственнаго сына. Это маленькiй Горус, сын Озириса и Изиды, т.е. Солнца и Земли, как видно из «Исторiи неба» (т. I стр. 61 и след.) (Сочиненiе Дюпюи. О нём см. послесловiе. Ред.). Это египетская аллегорiя, по которой маленькiй Горус родившийся от земли, оплодотворённой солнцем, представляет плоды земледелiя; и точно поместили день рожденiя мнимаго сына Наполеона на 20-е марта, день весенняго равноденствiя потому что весной продукты земледелiя сильно развиваются.

В-седьмых, говорят, что Наполеон положил конец опустошительному бичу, который терроризировал всю Францiю и который назвали гидрой революцiи. Но гидра – змея, не важно какого вида, особенно раз дело идёт о вымысле. Это змея Пифон, огромное пресмыкающееся, внушавшее грекам крайнiй страх. Аполлон разсеял этот страх, убивши чудовище, что и было его первым подвигом. Поэтому нам и говорят, что Наполеон начал своё царствованiе, задушив французскую революцiю. Последняя представляет такую же химеру, как и всё остальное; ведь ясно, что «революцiя» происходит от латинскаго слова «revolutus» (револютус), что означает змею, свернувшуюся вокруг себя самой. Это Пифон и ничего больше.

В-восьмых, знаменитый воин 19-го века имел, говорят, двенадцать маршалов своей имперiи во главе своих армiй и четырёх не на действительной службе. Но, двенадцать первых (само собой понятно) – двенадцать знаков зодиака, шествующих по приказанiям солнца – Наполеона и командующих каждый одной дивизiей в безконечной армiи звёзд, которая называется в библiи «небесным воинством», и оказывается разделённой на двенадцать частей, соответственно двенадцати знакам зодиака. Таковы те двенадцать маршалов, к оторые, согласно нашим баснословным хроникам, были на действительной службе при императоре Наполеоне; а четверо других, вероятно, четыре главных точки; оне, будучи неподвижны среди общаго движенiя, очень хорошо характеризуются именно своим бездействiем. Таким образом, все эти маршалы, как деятельные, так и бездействующiе – существа чисто символическiя, у которых не более реальности, чем у их вождя.

В-девятых, говорят нам, что вождь стольких блестящих армiй прошёл со славой страны Юга, но проникнув слишком глубоко на Север, не мог там удержаться. Всё это вполне характеризует движенiе солнца. Солнце, как прекрасно известно, неограниченным государем властвует на Юге, как говорят и об императоре Наполеоне. Но что весьма замечательно, это то, что после весенняго равноденствiя солнце стремится к северу, удаляясь от экватора. Однако, к концу трёхмесячнаго движенiя к этим странам оно встречает северный тропик, который принуждает его податься назад и вернуться обратно к югу, следуя знаку Cancer – т.е. Рака, который был наpван так (говорит Макробiй) (Макробiй, латiнскiй писатель V века), чтобы выразить движенiе солнца назад в этом месте сферы. С этого-то явленiя скопиро­вали мнимый поход Наполеона на Север к Москве и унизительное отступленiе, которое, говорят, затем последовало. Итак всё, что нам разсказывают об успехах или неудачах этого страшнаго воина, не что иное, как различные иносказанiя, относящiеся к движенiю солнца.

В-десятых, наконец, и это не требует никакого обясненiя, солнце, как все это знают, восходить на Востоке и заходить на западе. Но для зрителей, расположенных по краям земли, солнце кажется утром выходящим из восточных морей и погружающимся вечером в моря западныя. Кроме того, таким именно образом все поэты рисуют нам его восход и закат. Вот всё, что надо разуметь, когда нам говорят, что Наполеон явился с моря восточнаго (из Египта), чтобы царствовать над Францiей и что он исчез в морях западных после царствованiя в теченiе 12 лет, которыя не что иное, как 12 часов дня, в теченiе коих солнце сiяет на горизонте.

«Он царствовал лишь один день», говорить автор (Казимир Делавинь, французскiй поэт (1793-1843)) «Новых Мессенских песен» о Наполеоне – и способ, которым он описывает его возвышенiе, склоненiе к упадку и паденiе, доказывает, что этот прекрасный поэт видел, подобно нам, в Наполеоне лишь образ Солнца; да он и не представляет собой ничего иного; это доказывается его именем, именем его матери, его тремя сёстрами, четырьмя братьями, двумя жёнами, его сыном, маршалами и его подвигами; это доказывается местом его рожденiя, страной, откуда, как говорят, он явился, вступая на путь своего владычества, временем, которое понадоби­лось ему, чтобы пройти те страны, над которыми он властвовал, странами, в которых он потерпел неудачу, и областью, в которой он исчез, бледный и «развенчанный» после своей блестящей карьеры как говорит поэт Казимир Делавинь.

Итак доказано, что мнимый герой нашего века не что иное, как аллегорическое лицо, все атрибуты котораго заимствованы от солнца. И следовательно Наполеон Бонапарте, о котором столько говорили и писали, даже и не существовал и ошибка, в которую слепо вдались столько людей, происходит от qui pro quo – т.е. они приняли за исторiю миофлогiю XIX века.

Р.S. Мы могли бы ещё подкрепить своё утвержденiе массой королевских указов, доподлинныя даты которых находятся в явном противоречiи с царствованiем мнимаго Наполеона; но у нас есть свои основания не прибегать к этому.

хранится в Ленинской Библиотеке.

Кто сжёг Москву в 1812 году?

Алексей Артемьев

Тема вроде бы избитая. Историки изучали – в учебники написали – памятники поставили, и даже стихи сочинили. Все сегодня знают – деревянная Москва сгорела. Прямо или косвенно в этом виноват Наполеон. Сердце нашего народа наполнилось скорбью и гневом. Вся земля русская поднялась на борьбу с супостатом. Да. Мы это знаем, и, кажется, что всё логично, но интрига здесь всё-таки есть, и немалая.

Как же всё это получилось? С момента трагических событий прошло 200 лет, и всё это время гипотезы о московском пожаре строились по одной схеме. Если политические обстоятельства в данный момент требовали возложить вину на французов, то немедленно обнаруживались причины, по которым губернатор Москвы Ростопчин (как вариант – ) никак не мог быть инициатором поджога. Дальше простая логика подсказывала – если не они, значит французы. Когда же требовалось показать акт самоотверженности русского народа, то на этот раз у Наполеона находилось железное алиби. Ну, а раз не Французы, то значит, всё-таки наши подожгли.

Если прямого политического давления не было, то становилось ясно, что в Московском пожаре не были заинтересованы ни мы, ни французы, и у всех были причины избегать такого развития событий. Тогда следовало соломоново решение, которое до сих пор разделяют самые здравомыслящие (на мой взгляд) исследователи – Москва загорелась сама, от небрежности мародёров, отсутствия порядка и надзора. Но и эта версия при ближайшем рассмотрении не выглядит убедительной. Впрочем, давайте разберёмся по порядку.

Французы не желали Московского пожара

В своих воспоминаниях бригадный генерал французской армии Сегюр очень хорошо показал впечатление французов от пожара:

«Мы сами смотрели друг на друга с каким-то отвращением. Нас пугал тот крик ужаса, который должен раздаться по всей Европе. Мы приближались друг к другу, боясь поднять глаза, подавленные этой страшной катастрофой: она порочила нашу славу, грозила нашему существованию в настоящем и в будущем; отныне мы становились армией преступников, которых осудит небо и весь цивилизованный мир…»

Сегюр пишет и о том, как Наполеон, вступая в Москву, дал соответствующие распоряжения насчёт обеспечения порядка, и недопущения грабежей. Первые очаги пожаров французы тушили вместе с местными жителями. Так французская армия поступала и в других покорённых Европейских городах.

Из многих источников известно, что Наполеон собирался выторговать у Русского царя выгодный мир, в обмен на Москву. Он намерен был заниматься переговорами, уютно разместившись в захваченном городе. Когда же Москва превратилась в пепел и руины, Наполеон потерял предмет торга. Ему уже нечего было предложить. Сильно пострадала и французская армия. Две трети войск, находившихся в Москве на момент пожара, погибло. Если бы они сами были инициаторами поджога, то, несомненно, побеспокоились бы о своей безопасности.

Российская империя не была заинтересована в уничтожении Москвы

Генерал-губернатор Москвы Растопчин, которого чаще всего и обвиняют в намеренном поджоге Москвы, действительно имел планы по уничтожению ряда стратегических объектов. Однако, полная ликвидация города никогда не предусматривалась. Это потеря гигантских ресурсов. И Кремль, конечно, тоже никто не собирался взрывать. Спустя десять лет (в 1823 г.) Растопчин написал в своё оправдание сочинение: «La verite sur l’incendie de Moscou» (Правда о пожаре Москвы):

«В нем граф заявлял, что главным поводом, побудившим его взяться за перо, было восстановление правды и критический разбор версии об его причастности к пожару, придуманной, по словам графа, самим Наполеоном, чтобы отвести от себя обвинения в варварстве.

Как не без оснований полагал Ростопчин, для «сожжения столичного города империи надлежало иметь причину, гораздо важнейшую, чем уверенность во зле, могущим от того произойти от неприятеля». Ведь даже, несмотря на уничтожение шести восьмых частей города (75%), оставалось ещё много зданий для размещения вражеской армии. Единственным для неё злом в таком случае была бы гибель от огня запасов продовольствия. Но, как отмечал граф, они были весьма незначительны, так как за период военных действий подвоз провианта и фуража в Москву практически не осуществлялся. Запасы же зерна и муки были почти израсходованы из-за каждодневного снабжения армии хлебом и сухарями. И, наконец, пожар был крайне невыгоден русской армии, обременённой ранеными и беженцами, так как мог принудить французов выйти из города и вступить с ней в сражение, гибельное для русских.

Граф отвергал и частные обвинения, например в том, что под его руководством Леппихом были подготовлены зажигательные смеси: «Солома и сено были бы гораздо способнее для зажигателей, чем фейерверки, требующие предосторожности и столь же трудные к сокрытию, как и к управлению для людей, совсем к тому непривычных». Полной бессмыслицей, по мнению бывшего московского генерал-губернатора, являлось свидетельство, будто бы в его доме на Лубянке были в печи обнаружены петарды. «Для чего мне было класть петарды в моем доме? Принимаясь топить печи, их легко бы нашли, и даже в случае взорвания, было бы токмо несколько жертв, а не пожар».

Удивлялся граф и упрёкам в использовании выпущенных из тюрем колодников для поджога. Он спрашивал, разумно ли верить, чтобы уголовники, даже если бы условием их освобождения было исполнение приказа Ростопчина, при отсутствии контроля со стороны русских властей с одной стороны, и угрозе быть постоянно схваченными французами с другой стороны, бросились поджигать город?

Неправдой, по мнению Ростопчина, являлись и показания осуждённых за поджоги москвичей. Сам он беседовал с тремя оставшимися в живых из осуждённых французской администрацией, и те заявили, что их никто не допрашивал, а из задержанных тридцати человек французы отсчитали тринадцать, расстреляли и повесили на фонарные столбы с надписью, что это и есть поджигатели…» (Горностаев М.В. «Генерал-губернатор Москвы Ф.В. Ростопчин: страницы истории 1812 года»).

Кроме того, в Москве даже после пожара оставалось около 20 000 жителей, которые терпели голод, холод и разруху. Трудно представить, что готовя тотальное разрушение города, Ростопчин не побеспокоился бы об эвакуации жителей, либо зная о том, что многие ещё остались в Москве, всё же привёл в действие зловещий план.

Надо отдать должное пропагандистам того времени. Они искусно манипулировали сознанием населения, на ходу стряпая мифы и заколачивая их в головы. Любое событие могло быть повёрнуто в нужную сторону. Так катастрофическое разрушение позорно без боя сданной врагу столицы (смотри статью) превратилось в героический подвиг нашего народа, единый порыв и т.д. Этот морок уже беспредельно господствовал над умами, когда Ростопчин не выдержал и опубликовал свою правду. И вот как это было воспринято:

«…Правда о пожаре Москвы» вызвала, по меньшей мере, недоумение у современников. М.А. Дмитриев писал: «...для русских чтение этой брошюры осталось и неразгаданным и неприятным», она вышла в тот момент, когда уже утвердилась героическая слава русского народа, когда умолкли упрёки в адрес Ростопчина…» (Горностаев М.В «Генерал-губернатор Москвы Ф.В. Ростопчин: страницы истории 1812 года»).

Реакция совершенно предсказуемая. Но это не умаляет заслуги генерал-губернатора, не пожелавшего быть пособником вранья. Думаю, теперь ясно, что Московский пожар стал неожиданностью для обеих сторон. Каким же образом произошла такая аккуратная по времени и месту случайность?

«Не деревянная Москва», или «Камень не горит»

А с чего это собственно мы уверены, что Москва была деревянной? Давайте хоть проверим, на всякий случай. И тут сразу на глаза попадается статья «Каменное строительство в Москве в начале 18 века». Вот что там есть интересного по нашему вопросу:

«Одним из главных направлений законодательной политики Петра I в отношении порядка застройки столицы с конца XVII в. являлось последовательное внедрение в центр Москвы кирпича как основного строительного материала, который должен был помочь кардинально решить проблему пожаров. Это касалось, главным образом, частных застройщиков, поскольку административные здания, а также монастыри и городские храмы были к этому времени выстроены по преимуществу из камня. В 1681 г. погорельцам, у которых дворы "по большим улицам к городовой стене к Китаю и к Белому Городу", выдавали для строительства каменных палат в долг кирпич по полтора рубля за тысячу с рассрочкой выплаты на 10 лет.

С начала XVIII в. указы стали предписывать на погорелых местах в Москве и на загородных дворах строить исключительно из кирпича, хотя бы "в полтора и в один кирпич", допускались, правда, и мазанки. Эти требования касались не только жилья, но и построек хозяйственного назначения, конюшен, амбаров и т.п. Указ от 28 января 1704 г. обязывал строить "всяких чинов людям", проживающим на территории Кремля и Китай-города, палаты, подсобные помещения и лавки из кирпича, использовать дерево категорически запрещалось… В 1712 г. к привилегированной части Москвы был присоединен , причём маломощным городским жителям центра предлагалось, как и ранее, в 1704 и последующие годы, "кому каменное строение строить нечем", продавать свои дворы более обеспеченным горожанам».

То есть, ещё за 100 лет до нашего события в районах Китай город и Белый город, а также на территории самого Кремля, строительство разрешалось только из камня и кирпича. Но пожары всё равно были. Например, знаменитый московский пожар 1737 года. Тогда выгорел весь центр Москвы. На кремлёвских стенах сгорела деревянная кровля, никогда больше не восстановленная. Выгорело здание Оружейной палаты. Для чего же тогда требовалось вводить каменное строительство? Может это не помогает?

Камень действительно не горит. Горит внутренняя обстановка, деревянные балки перекрытий, но не стены. Это существенно препятствует распространению огня на соседние здания. Что зачастую позволяет локализовать очаг возгорания. Например, за 10 месяцев 1869 г. в Москве насчитали 15 тысяч пожаров. В среднем 50 пожаров в день! Однако весь город не выгорел. То есть пожарная безопасность в каменной застройке на порядок выше.

Если сгорает деревянное здание, то остаётся только пепелище. Каменный дом не сгорает, он выгорает изнутри. Остаются закопчённые стены, и очень скоро дом можно снова восстановить.

Так вот, после Московского пожара 1812 года вся каменная часть Москвы за редким исключением превратилась в РУИНЫ! Создаётся впечатление, что богатейшие люди страны жили не в каменных дворцах с толстыми стенами, а в глинобитных мазанках, которые от огненного жара рассыпались на куски. И это очень неправильное впечатление!

Камень рушится

Граф Сегюр в своих воспоминаниях о пожаре 1812 года написал удивительные строки:

«Два офицера расположились в одном из кремлёвских зданий, откуда им открывался вид на северную и восточную части города. Около полуночи их разбудил необычайный свет, и они увидали, что пламя охватило дворцы: сначала оно осветило изящные и благородные очертания их архитектуры, а потом всё это обрушилось».

Куда смотрели офицеры из кремлёвского здания? На север и восток. А там находились сплошь каменные Китай город и Белый город. И как же они обрушились? Просто в руины. А может быть перевод с французского не совсем точен? Возможно, изначально фраза звучала так:

«Около полуночи их разбудила яркая вспышка (и правда, как отблески огня могут разбудить измученного человека?) и они увидели, что свет озарил дворцы: сначала он контрастно осветил мельчайшие детали зданий (именно осветил, а не охватил, как говорят про пламя), а спустя мгновения, они обрушились».

А теперь приведём выдержки из записок очевидцев, чтобы точно убедиться, что это не был простой пожар:

«Первым загорелось огромное торговое здание, помещавшееся в центре города в одном из богатейших кварталов. И тотчас же Наполеон поспешил отдать соответствующие приказания, а при наступлении дня сам поспешил на место пожара, обратившись с грозной речью к молодой гвардии и к Мортье, который в ответ указал ему на дома, крытые железом: они продолжали стоять запертыми, нетронутыми, без малейшаго следа взлома, а между тем, чёрный дым клубился, выходя из них... Тогда наши удалились в уцелевшие кварталы в поисках новых жилищ, но прежде чем войти в эти запертые и покинутые дома, они останавливались, услышав там лёгкий треск взрыва, вслед за ним поднималась тоненькая струйка дыма, которая быстро становилась густой и чёрной, затем красноватой, наконец принимала огненную окраску и вскоре всё здание обрушивалось в вихре пламени!»

«Пожар Москвы 1812», Мемуары графа де-Сегюра, Историческое знание, выпуск 2.

Эти мемуары, которые я уже цитировал выше, являются ценным свидетельством. Они широко известны в исторических кругах и фигурируют во всех серьёзных исследованиях по данному вопросу. Но историки читают в них только то, что им на руку. Например, там есть строки про пойманных поджигателей, и их с удовольствием цитируют. Но те выдержки, что приведены здесь, отрицают главенствующую роль поджигателей в Московском пожаре. Напротив они показывают необычный характер очагов возгорания.

Почему автор мемуаров изложил события так противоречиво? Это называется смятение. Когда человек видит что-то необычное, то его рассудок пытается найти знакомое привычное объяснение, чтобы сохранить цельное мировоззрение. И мы с вами устроены таким же образом. Сегюр описывает запертые дома с приставленной охраной загорающиеся сами собой, и дома загорающиеся от непонятных причин (лёгкий треск взрыва, тоненькая струйка дыма), которые он пытается объяснить какими-то химическими взрывателями. И тут же он видит в каждом оборванном, обгорелом москвиче поджигателя.

Если трезво рассудить, и то, и другое только уловка ума. Москва была покинута поспешно, никто не успел бы заминировать её таким хитрым образом. Да и незачем, есть способы попроще. А «гордые поджигатели», якобы люто ненавидящие французов, и готовые им на зло сами уничтожить всё своё достояние, уже через несколько страниц просятся погреться у костров врага. Необычность и смятение разума, вот причина противоречий.

Ещё один убийственный факт:

«…сведения приносимые съезжавшимися со всех сторон офицерами, совпадали между собой. В первую же ночь, 14-го на 15-е (со 2-го на 3-е по старому стилю, – авт.) огненный шар спустился над дворцом князя Трубецкого и поджёг это строение – что послужило сигналом». («Пожар Москвы 1812» Мемуары графа де-Сегюра, Историческое знание, выпуск 2).

Тут уж историки не смогли пройти мимо, упомянули. Факт-то значимый. Но им пришлось принизить ценность мемуаров графа, назвав его фантазёром. Это уже «потёк мозг» и сработали предохранители у самих историков. Но мы-то понимаем, не может бригадный генерал французской армии быть просто фантазёром. По должности не положено. Если бы французские генералы настолько неадекватно воспринимали реальность, то перепутали бы направление, и вместо Европы завоевали Гренландию. Но в чём-то современные исследователи правы. Записки графа явно несут в себе отпечаток сомнения и нелогичности.

Ущерб несоизмерим с последствиями обычного пожара

Какова же была обстановка, вызвавшая такое состояние очевидцев? Вот , описывающая масштаб повреждений города, с указанием количества уничтоженных домов в конкретных районах. Светлым тоном обозначены неповреждённые кварталы. А вот описание на местности:

«…Те же из наших, которые раньше ходили по городу, теперь, оглушённые бурей пожара, ослеплённые пеплом, не узнавали местности, да и кроме того, сами улицы исчезли в дыму и обратились в груды развалин… Лагерь, через который ему надо было пройти, представлял из себя страшное зрелище. Посреди полей, в топкой холодной грязи горели огромные костры из мебели красного дерева и позолоченных оконных рам и дверей. Вокруг этих костров, подложив под ноги сырую солому, кое-как прикрытую досками, солдаты и офицеры, покрытые грязью и копотью, сидели в креслах или лежали на шёлковых диванах…» («Пожар Москвы 1812» Мемуары графа де-Сегюра, Историческое знание, выпуск 2).

Прошу запомнить слова о «топкой, холодной грязи» и «сырой соломе». Они нам очень пригодятся, и не только потому, что в дождливую, сырую погоду самопроизвольное возникновение и распространение пожара менее вероятно. Пока запомним – дождь был, и не маленький… Продолжим описание:

«…тут же была серебряная посуда, с которой нашим приходилось есть лишь обуглившееся чёрное тесто и недожаренную кровавую конину… Несколько хорошо одетых москвичей, мужчин и женщин, оказавшихся купцами, вместе с остатками своего имущества искали убежища около наших костров… Та же участь постигла и неприятельских солдат в числе приблизительно десяти тысяч. Они бродили среди нас на свободе, причём некоторые из них были даже вооружены… Когда безпорядок (так и написано в оригинале, беЗпорядок, – авт.) уменьшился или, вернее, когда начальники превратили мародёрство в регулярную фуражировку, было замечено большое количество отставших русских. Был отдан приказ захватить их, но тысяч семь или восемь успели убежать. Вскоре нам пришлось с ними сражаться...

От великой Москвы оставалось лишь несколько уцелевших домов, разбросанных среди развалин. Этот сражённый и сожжённый колосс, подобно трупу, издавал тяжёлый запах. Кучи пепла, да местами попадавшиеся развалины стен и обломки стропил, одни указывали на то, что здесь когда-то были улицы. В предместьях попадались русские мужчины и женщины, покрытые обгорелыми одеждами. Они подобно призракам, блуждали среди развалин; одни из них забирались в сады, присев на корточки, ковыряли землю, надеясь добыть себе каких-нибудь овощей, другие отбирали у ворон остатки падали, трупы мёртвых животных брошенных армией. Немного дальше, можно было заметить, как некоторые из них влезали в Москву-реку для того, чтобы вытащить из воды мешки с зерном, брошенные туда по приказанию Ростопчина, и пожирали сырым, это прокисшее и испортившееся зерно…» («Пожар Москвы 1812» Мемуары графа де-Сегюра, Историческое знание, выпуск 2).

В общем, выглядеть это должно примерно или вот (изображения Хиросимы после ядерного удара). То, что превратило Москву в руины и пепел, потрясло очевидцев до степени шока. Только этим можно объяснить «призрачное» состояние – жителей города, уже ни от кого не скрывавшихся; десяти тысяч русских солдат, отчасти вооружённых, которые уже не думали воевать с французами, или просто покинуть город (были деморализованы и дезориентированы); французских солдат, которые тоже не обращали внимания на присутствие вооружённого противника.

Такое состояние людей продолжалось несколько дней, по прошествии которых началась хоть какая-то организация и преследование вооружённого неприятеля, который как раз к этому времени тоже пришёл в себя и сбежал из города. Не похоже, чтобы обычный пожар, пусть даже большой, способен был вогнать в прострацию бывалых солдат, не раз повидавших и огонь, и смерть.

А вот интересный факт для сравнения. В 1737 году, как известно, случился один из самых страшных пожаров в Москве. Тогда стояла сухая ветреная погода, выгорело несколько тысяч дворов и весь центр города. Тот пожар был соизмерим с нашим, но в нём погибло только 94 человека. Каким образом катастрофа 1812 года, будучи таким же пожаром, смогла поглотить две трети расквартированной в Москве французской армии, то есть порядка 30 000 человек? Они что, ходить не могли? Французские потери «на отдыхе» в Москве подтверждают разные источники:

«От французской армии, как и от Москвы уцелела лишь одна треть…» («Пожар Москвы 1812» Мемуары графа де-Сегюра, Историческое знание, выпуск 2, стр.17).

«По признанию самих французских пленных, 39 дневное пребывание их в Москве стоило им 30 000 человек…» («Русские и Наполеон Бонапарте». Москва 1814 г.).

Это не был обычный пожар. Неудивительно, что разрушенный город «подобно трупу, издавал тяжёлый запах», это как раз и пахли те 30 000 трупов. Да не забыть бы ещё о погибших мирных жителях, которых даже после пожара оставалось до 20 000 человек. А сколько их погибло? Вероятно не меньше, чем французов. Вот что об этом пишут очевидцы:

«Казармы были завалены больными солдатами, лишёнными всякого присмотра, а госпитали ранеными, умиравшими сотнями от недостатка в лекарствах и даже в пище… улицы и площади были завалены мёртвыми окровавленными телами человеческими и лошадьми… В одном месте слышны были вопли измученных побоями граждан, от которых узнавать хотели злодеи, где зарыты сокровища казённые и частные. В другом стенали борящиеся со смертью раненые, коих иные проходящие мимо солдаты, из сострадания прикалывали с таким точно хладнокровием, с каким мы в летнее время умерщвляем муху… Целый город превращён был в кладбище и бдительная Наполеонова полиция хоронила везде, где ни попадалось, умирающих с умершими, зарывая тела в землю едва на два три вершка…» («Русские и Наполеон Бонапарте». Москва 1814 г.).

Удивительно и непостижимо такое количество жертв (около 30 000 человек) от обыкновенного пожара. Даже в Бородинском сражении, где французы были истребляемы прицельным огнём из ружей и пушек, где солдаты бились насмерть в рукопашной схватке, армия Наполеона потеряла порядка 30 000 человек, причём убитыми лишь 10 000. Вынужден ещё раз отметить, что обычный пожар ни при каких обстоятельствах не мог бы привести к такому же количеству жертв.

Руины Кремля

Отчего бы нам сомневаться в принятой исторической версии разрушения Наполеоном Кремля? Оттого, что в этой версии от начала до конца всё нелогично. Оттого, что нет мотива действующих лиц. В сочинениях российской пропагандистской машины 19 века Наполеон предстаёт безумцем и вандалом. Точно таким столетие спустя изображали Гитлера, а затем – оголтелых империалистов. Наши идеологические противники в создании подобных страшилок тоже ничуть не уступали. Это просто удобный пропагандистский штамп. Поступки психически больного человека не надо объяснять. В них бессмысленно искать логику. Вот цитата:

«Он (Наполеон, – авт.) выдумывает адские способы для истребления и разрушения до основания древней Московской Столицы, приказывает умножить зажигательныя команды, и разместить их по разным частям города; а между тем сам под своим надзором, Наполеон предпринимает безсмертный подвиг злодейства – взорвание на воздух всего Кремля» («Русские и Наполеон Бонапарте». Москва 1814 г.).

Переборщили малость агитаторы, к этому времени пожар в Москве несколько раз был потушен и возникал вновь. Жечь было почти нечего. Кроме того, несколько дополнительных пожаров принципиально уже ничего не меняли. Да и разрушение Кремля тоже.

«…боясь же быть осаждённым в Кремле, велит он из поставленных в Сенатской стене пушек (сии пушки были ещё тут три месяца после бегства французов) стрелять по противулежащим лавкам, дабы сделать площадь перед кремлём. Суконные, серебряный, овощный суровский и вообще все ряды были подорваны порохом» («Русские и Наполеон Бонапарте». Москва 1814 г.).

Неграмотность агитаторов нам в помощь. Им же некогда открытыми глазами на мир взглянуть, всегда заняты своим грязным делом. Иначе бы они поняли, что сносить каменные лавки ядрами полевой артиллерии, это очень глупая затея. Ничего не снесётся, только дыр наковыряют. Интересен также по своей глупости проект сноса суконного и остальных рядов с помощью пороха. Агитаторы же не понимают, что порох – это стратегический ресурс для ведения боевых действий. Он не растёт на деревьях, и имеет свойство заканчиваться. Не знают они и сколько его требуется для исполнения такой задумки. По моим прикидкам – пара вагонов или полсотни возов. Читаем далее:

…около двух тысяч самых отчаянных злодеев должны были умертвить всех жителей, зажечь домы и подорвать Кремль… Испуганный Мортье, не думая уже о выполнении данных ему жестоких приказаний, помышлял (следуя примеру своего Императора) токмо о собственном своём спасении: он успел только зажечь одну часть подкопа и ускакал сам в след за бежавшими из Москвы французами. Ужасный треск, коим взорвана была часть Кремлёвских строений, возвестил в одно время Московским жителям и окончание всех их бедствий, и бегство злодеев…» («Русские и Наполеон Бонапарте». Москва 1814 г.).

Вот такой образ. Сначала Наполеон беснуется, бегает, кричит, сам помогает мешки с порохом в подкоп заталкивать. Хотя Ростопчин, по свидетельству графа Сегюра и так, якобы, оставил в Кремле огромное количество пороха, что ничем кроме минирования не назвать. Если это так и было, зачем ещё раз минировать?

Затем он приказывает палить из пушек по лавкам, расположенным возле Кремля, которые несколько страниц назад уже были сожжены и превратились в руины. После этого он взрывает их ещё и порохом. Контрольный выстрел, так сказать. И вот уже маршал Мортье собственноручно чиркает спичками над фитилём, загорелось-незагорелось бросает это дело и драпает во всю прыть, догонять императора. Ни дать ни взять бегущие махновцы.

Всё это сильно напоминает наспех слепленную пропагандистскую версию. Кроме того, Сегюр уже во время первой волны пожара косвенно упоминает некие развалины в Кремле:

«…Тогда наши после долгих поисков нашли возле груды камней подземный ход, выводивший к Москве-реке. Через этот узкий проход Наполеону с его офицерами и гвардией удалось выбраться из Кремля…» («Пожар Москвы 1812» Мемуары графа де-Сегюра, Историческое знание, выпуск 2).

Какие груды камней могут быть на территории Кремля, когда огонь, якобы, только ещё подступал к его стенам? Все известные подземные ходы из Кремля берут начало в башнях, а никак не из груды камней. Вот если башня превратилась в эту груду, тогда понятно. Тогда же, вероятно, могли превратиться в руины и торговые ряды, и разрушенная часть Кремлёвских стен. Тогда же мог быть завален обломками и гигантский Алевизов ров, проходивший от Арсенальной башни до Беклемишевской, и имевший ширину до 34 метров, при глубине порядка 13 метров. После чего, заровнять его стало проще, чем расчистить.

Чтобы объяснить такие разрушения, по-видимому, и были состряпаны вышеуказанные неуклюжие версии. Но объяснить всё-таки проще, чем разрушить в реальности. Чем же это сделали?

Второе солнце над Москвой

Здесь уместно привести альтернативную версию писателя фантаста Василия Шепетнёва, изложенную в его произведении «Певчие Ада». Она настолько убедительно звучит, что на просторах Интернета давно забыли, что это вымысел, и считают историю подлинной:

«В прошлом году московский чиновник приобрёл запущенное поместье на юге Франции, в окрестностях Тулона. После вступления в права владения он затеял ремонт старинного особняка и, готовя мебель к реставрации, в одном из потайных ящичков письменного стола обнаружил дневник некоего Шарля Артуа, лейтенанта наполеоновской армии. В дневнике описывались московские события и подробности возвращения армии из России. Сейчас рукопись проходит ряд экспертиз, но с отрывками из неё, благодаря любезности владельца, удалось ознакомиться.

"Я стоял во дворе большого русского дома. Невысокое солнце заливало Москву золотистым светом. Внезапно загорелось второе солнце, яркое, белое, ослепительное. Оно располагалось на двадцать градусов выше первого, истинного, и светило не более пяти секунд, однако успело опалить лицо Поля Берже, отдыхавшего на балконе. Стены и кровля дома начали дымиться. Я приказал солдатам вылить на кровлю несколько десятков вёдер воды, и лишь благодаря этим мерам удалось спасти усадьбу. В других усадьбах, расположенных ближе к новоявленному светилу, начались пожары. Именно эта загадочная небесная вспышка и послужила причиной страшного пожара, уничтожившего Москву..."

Любопытно описание бегства наполеоновских войск из России. Как известно, отступать французам (на самом деле состав армии Наполеона был многонациональным, собственно французы в ней составляли меньшинство) пришлось по разорённой Смоленской дороге. Недостаток продовольствия и фуража, отсутствие зимнего обмундирования превратили некогда могучую армию в толпу отчаявшихся, умирающих людей. Но только ли генерал Мороз и генерал Голод виновны в болезнях, поразивших войско? Вернёмся к сентябрю 1812 года, Великая Армия ещё в Москве.

"Вокруг продолжаются пожары. Усадьба, где мы расквартированы, уцелела, но, как назло, новая напасть поразила наши ряды. Гнилая русская вода, невоздержанность в еде или иная причина, но все наши люди страдают от жесточайшего кровавого поноса. Слабость во всех членах, головокружение, тошнота, переходящая в неукротимую рвоту, добавляют несчастий. И не мы одни в подобном положении – все батальоны нашего полка, все полки в Москве. Лекари подозревают дизентерию либо холеру, и рекомендуют поскорее покинуть негостеприимный город. Давеча приезжал Пьер Дюруа. Его отряд стоит в десяти верстах от московской заставы, все здоровы и веселы, правда, тревожат русские партизаны. Видя плачевное наше состояние, он тут же повернул назад, боясь подхватить заразу..."

Неделю спустя лейтенант замечает: "Начали выпадать волосы. Я поделился сим печальным открытием с Жирденом – но у него те же неприятности. Боюсь, скоро весь наш отряд – да что отряд, весь полк станет полком лысых... Многие лошади тяжело больны, что ставит в тупик ветеринаров. Как и лекари двуногих, они утверждают, что вся причина в злокачественных миазмах, растворённых в московском воздухе... Наконец, решение принято: мы покидаем Москву. Покидаем, ничего не добившись, поражённые недугом, ослабленные, немощные, бессильные. Одна лишь надежда, увидеть родную Францию придаёт мужества, иначе мы предпочли бы просто лечь на землю и умереть – до того скверно наше состояние..."

Страницы, описывающие обратный путь, тяжелы и скорбны: отряд Артуа терял людей ежедневно, но не в боях – воевать они были не в силах, – а от слабости и истощения, вызванных таинственной болезнью. Даже та скудная провизия, которую удавалось раздобыть, впрок не шла, они просто не могли переварить её. Солдаты покрылись гнойниками и язвами. Гибли и люди, и лошади. От русских отбивались те части, которые не входили в Москву, но ряды их таяли, в то время как армия русских только крепла.

Большая часть наполеоновской армии сгинула на просторах России. Шарлю Артуа повезло: крепкий дух подчинил себе немощное тело. Болезнь сделала его инвалидом. Поэтому сразу по возвращении во Францию он получил отставку, но прожил недолго и умер в возрасте тридцати двух лет бездетным. Новый владелец поместья (ко всему прочему, кандидат физико-математических наук), ознакомясь с рукописью и проконсультировавшись со специалистами, высказал предположение: армия, оккупировавшая в 1812 году Москву, подверглась воздушному ядерному удару! Световое излучение вызвало пожары, а проникающая радиация – острую лучевую болезнь, которая и подкосила армию…»

Эта пространная цитата приведена не просто так. Уже было сказано об огненном шаре над дворцом Трубецкого. Жаль, что нет возможности ознакомиться с подлинником мемуаров Сегюра на французском. Восприятие людьми всего необычного, часто бывает неадекватным, но ещё более искажёнными могут быть переводы. Кто теперь знает, что делал тот огненный шар – поднимался, опускался или на месте стоял, но дворец-то от него загорелся.

Многие здравомыслящие люди возмутятся абсурдности предположений о ядерной катастрофе Москвы 1812 года. Пусть даже не осталось прямых письменных указаний о применении такого оружия. Это вполне может быть, ведь мы уже убедились, как умело паразиты-агитаторы управляли информационным пространством даже в то время. Но ведь радиация-то должна была остаться. Где же она?

А вот, полюбуйтесь –

Повышенный уровень фоновой радиации в центре Москвы (тёмно голубой цвет) образует характерное пятно, с «факелом», вытянутым в сторону юга. Эпицентр пятна расположен как раз в том месте, где, якобы, Наполеон неистово разрушал каменные торговые ряды. Это как раз то место, на которое выходили кремлёвские окна двух офицеров из мемуаров Сегюра. Тех самых, которых разбудил «необычный свет», и на глазах которых обрушились каменные дворцы.

В этих же мемуарах сказано, что сильный ветер дул с севера, что и показывает направление рассеивания радиоактивного мусора, который теперь остаточно фонит в грунте. С этой же стороны расположены Никольские ворота Кремля, которые, якобы, были взорваны бесноватым Наполеоном почти до основания. И, наконец, здесь же расположен Алевизов ров, который после катастрофы, видимо, был настолько завален обломками, что его решили не расчищать, а просто заровнять, расширив Красную площадь.

То есть, мы видим все следы применения малого тактического ядерного заряда. Настало время упомянуть и дождь, несмотря на который пожар всё время возникал вновь. После наземного ядерного взрыва всегда появляется дождь, так как большое количество пыли выбрасывается восходящими тепловыми потоками в верхние слои атмосферы, где на них немедленно конденсируется влага. Всё это выпадает в виде осадков.

Не исключено, что было применено несколько зарядов в разное время, так как пожар, будучи потушенным в одном районе, возникал снова в другом. Они могли быть разными наземными, воздушными и высотными, при которых ударной волны практически нет, но есть мощное излучение, вызывающее пожары и болезни. Опознать их достоверно, именно как взрывы, людям 19 века было бы практически невозможно. Только и остаётся рассказывать об огненных шарах да самопроизвольно возникающих пожарах.

Выводы

– Не существует единой официальной версии о причинах пожара в Москве 1812 года, которая суммой фактов и доводов перевесила бы остальные. Все существующие версии в какой-то мере политизированы. Это значит, что истинные причины на настоящий момент не вскрыты.

– Пожар не нужен был ни России, ни Наполеону.

– Большинством очевидцев отмечены необычные обстоятельства возникновения очагов пожара, который, будучи потушенным в одном месте, появлялся вновь в другом.

– Пропаганда лжёт нам о том, что Москва была деревянная. Это делается для преувеличения пожароопасности города в нашем воображении. Фактом является то, что весь центр города в радиусе 1,5 километра от красной площади был каменным. Показательно и то, что за 10 месяцев 1869 г. в Москве насчитали 15 тысяч пожаров. В среднем 50 пожаров в день! Однако весь город не выгорел. Дело здесь не столько в бдительности, сколько в повышенной пожарной безопасности каменного города с широкими улицами.

– После катастрофы в течение нескольких дней люди в поражённой зоне находились в состоянии шока. Вооружённые противники не воспринимали друг друга как угрозу. По Москве открыто бродили до 10000 русских солдат, и их никто не пытался задержать.

– Ущерб от катастрофы оказался немыслимо тяжёлым. Французы потеряли в Москве 30 000 человек, что больше чем их потери в Бородинском сражении. Москва на 75% была уничтожена. В руины превратилась даже каменная застройка, чего не может случиться при обычном пожаре. Руинами стала значительная часть Кремля и массивных каменных торговых рядов, что пропаганда вынуждена была объяснять проделками неадекватного Наполеона (якобы он приказал всё это взорвать). А то, что степень разрушения того же Кремля в разных местах была различной, объяснялось тем, что торопливый Мюрат не все фитили поджёг, либо дождь их погасил и т.д.

– Армия французов не располагала достаточными средствами для разрушения массивных каменных построек в таких масштабах. Полевая артиллерия для этого не годится, да и пороха столько не набрать. Речь о килотоннах в тротиловом эквиваленте.

– До сегодняшнего дня распределение фонового уровня радиации в Москве указывает на следы применения ядерного боеприпаса. Виден эпицентр и факел рассеяния радиоактивных продуктов взрыва. Расположение эпицентра соответствует наблюдениям очевидцев, а направление рассеяния повторяет описанное направление ветра.

P.S. Третья сторона

Давайте немного отвлечёмся от кошмарных сцен и подумаем. Если все гипотезы о пожаре 1812 года на поверку оказываются несостоятельными, то верна ли сама постановка вопроса – «Кто поджигатели: русские или французы?». Почему бы не рассмотреть вариант участия в катастрофе третьей стороны?

Такая сила, как показывает история, давным-давно присутствует на планете. Многие столетия ни одна крупная война не возникала сама по себе. Всегда был , который стравливал соседей, доводил конфликт до точки взрыва, провоцируя бойню, а затем распространял своё влияние на ослабленные войной народы. Так было и во время Второй мировой войны, когда германцы и русы истребляли друг друга, а делала свой выбор – кого из противников, обескровленных противостоянием, потребуется добить.

Нет причин исключать проявление этой третьей силы и в Наполеоновских войнах. Кое-что об этом известно. Это и финансирование Наполеона из соответствующих источников, и его трудно объяснимое решение воевать с Россией, оставив в покое своего главного врага Англию, как позже поступил и Гитлер. Но одно дело строить заговоры и плести интриги, а другое, странным способом с особой жестокостью уничтожить огромный город, расположенный в глубине России, в тысячах километров от границы.

Правительства крупнейших держав планеты получили в свои руки ядерные технологии лишь в пятидесятые годы 20 века. Есть ощущение, что человечество кто-то стал активно готовить к самоубийству, на заре . Но таким оружием уже давно могла владеть третья сторона. А то, что СМИ и официальная наука с пеной у рта отрицают малейшую возможность такого развития событий, лишний раз доказывает весомость приведённой в данной статье версии.



 

Источник: http://peshera.org/khrono/khrono-18_7.html



Как сделать круглые углы у фото



Как сделать круглые углы у

Как сделать круглые углы у

Как сделать круглые углы у

Как сделать круглые углы у

Как сделать круглые углы у

Как сделать круглые углы у

Как сделать круглые углы у

Как сделать круглые углы у

Как сделать круглые углы у